авторизация
Добавить в избранное
Сейчас в корзине
Последние новости

Посмотреть все новости

16.09.2011

Немецкая пунктуальность

Немецкой часовой промышленности не очень повезло. Она всегда в тени Швейцарии, что никак не отражает истинного качества немецких часов. Подчас кажется, что сильнее всего этим маркам мешает пресловутая немецкая сдержанность, не дающая им навязчиво осваивать новые рынки.

 

Судите сами: в Германии зарегистрировано более 120 часовых компаний, выпускающих часы под собственной маркой и как минимум собирающих эти часы на территории страны (что, собственно, и позволяет им пользоваться национальной маркировкой). Часовых фирм, которые очень хотят считаться немецкими, но пока что до этого звания не дотягивают — в три раза больше. Оба швейцарских мегаконцерна — и Swatch Group, и Richemont — владеют марками немецкого происхождения. Каждый год германские часовщики привозят на родину новые призы, полученные ими на престижных конкурсах. Во всех прочих странах «зоны евро» есть талантливые мастера, но нет процветающей часовой индустрии, а вот в Германии, прошедшей огонь, воду и медные трубы, она почему-то живет и здравствует. В чем же дело? Придется заглянуть в учебник истории и атлас.

Немцы очень гордятся тем, что могут по праву считаться родоначальниками часового искусства — первые карманные часы, упоминание о которых дошло до наших дней, были созданы в 1530-м году Питером Хенлайном, мастером из Нюрнберга. Правда, уже в XIX веке пришлось изыскивать новые поводы для гордости: под сенью черного орла делали точно такие же хронометры, как и во Франции, Швейцарии или Англии. Легенды о мосте на три четверти и прочих изысках покупателей не интересовали; от производителей требовали надежности, точности, дешевизны часов. Пришлось переходить к массовому производству — и тут-то немцы успели развернуться даже быстрее, чем швейцарцы.

В истории германских часов нет ничего романтичного; вместо мастеров-одиночек и уютных мастерских — своды цехов и вереницы рабочих, занятых точной подгонкой одних и тех же деталей. Корни немецкой часовой индустрии нужно искать в промышленных центрах. На Майне (во Франкфурте-на-Майне и в Тюрингии в районе гор Гарца и Тюрингейского леса), на Эльбе (Саксония, Судетские горы), на речке Изар (Бавария, предгорье Альп), и, конечно же, на короле рек Рейне, на севере в Вестфалии (район Мюнстера и Эссена) и на юге у самой кромки знаменитого Шварцвальда – в Пфорцхайме. Собственно, так сформировалась карта часовой Германии и такой она, с незначительными дополнениями, остается и в наши дни.

Пфорцхайм часто называют «воротами Шварцвальда». Торговое поселение, существующее на этом месте с 90-го года нашей эры, к середине 18-го века стараниями местных властей превратилось в «Золотой город» — главный ювелирный центр немецких государств. За ювелирами потянулись часовщики, тем более что, как уже было сказано выше, Баден мог похвастать развитой индустрией металлообработки. К началу 20-го века население Пфорцхайма выросло в пять раз; почти в каждом доме была мастерская, где что-нибудь да делали с часами.

На протяжении лет Пфорцхайм исправно снабжал соседей талантливыми часовщиками. Знаменитая семья Шойфеле — выходцы из Пфорцхайма; прежде чем купить Chopard, Карл Шойфеле успел поруководить семейной компанией, основанной его дедушкой, причем в тот момент на Шойфеле работало 50 человек, а на Chopard — всего пять. Другой выпускник часовой школы Пфорцхайма — Мартин Браун — сбежал из отчего дома под крыло к швейцарской фирме Franck Muller; но даже там он не забывал о родине, используя в своих часах снятые с производства механизмы PUW.

есть и другие города, не забывающие о своем часовом прошлом — например, Эссен, Франкфурт, восточногерманская Рула (когда-то Uhrenwerke Ruhla обеспечивала часами всю ГДР, но после воссоединения Германий от могучего госконцерна осталась лишь скромная фирма Garde).

В Гласхютте в наши дни формируется новый центр сосредоточения часовых талантов. Речь идет не о спонтанном возрождении хорошо забытых традиций, а о четко регламентированной работе. Правила, описывающие технологию сборки и внешний вид механизмов, ничуть не уступают Geneva Seal; тут нашлось место и полукруглым камням в шатонах — не запрессованным, а закрепленным синеными винтами и золотыми втулками, — и знаменитому мосту на три четверти.

Само собой разумеется, что для получения права на использование маркировки «Glashutte/SA» (еще более престижной, чем «Made in Germany») требуется на 95% оснастить часы комплектующими, изготовленными в Гласхютте. Даже такой бюджетной марке, как Union, приходится разбирать, переделывать и заново собирать базовые калибры ETA, на которых построены все ее коллекции.

Если вдуматься, то бережное отношение к традициям производства в сочетании с отсутствием «фирменной» швейцарской заносчивости — это и есть та формула успеха, которая позволяет немцам на равных биться с Голиафом часового мира. Точнее, почти на равных; главный недостаток германских часов заключается в том, что знаменитые немецкие механизмы — Anker, Durowe, Junghans, Stowa и другие — сняты с производства и проходят по разряду винтажа. Эту проблему пытаются решить в том же Гласхютте, но, увы, подозрительно швейцарскими методами. Если же при создании базовых калибров вдохновляться не сверхприбылями, а мастерством и душевной скромностью, то у ETA сразу появится серьезный конкурент — и кто знает, какую маркировку будут иметь часовые сердца XXI века

все статьи